Три поколения великих врачей и история создания «неотложки»

У каждого поколения есть свой великий врач — человек, для которого главной целью в жизни является помощь тем, кто сам уже не имеет сил на борьбу. Сегодня большие перемены происходят в паллиативной медицине, а 200 лет назад один скромный доктор немецкого происхождения начал создавать систему скорой помощи для жителей Москвы.

Доктор Гааз: как помочь всем нуждающимся

Фридрих Йозеф Гааз родился в городе Бад-Мюнстерайфель, в Вене он получил медицинское образование. В 26 лет Гааз приехал в Россию в качестве домашнего врача княгини Репиной. И уже спустя год указом императрицы Марии Фёдоровны был назначен главным врачом Павловской больницы. Немец выучил русский язык, сменил имя на Фёдора Петровича и стал одним из самых известных московских докторов.

В 1825 году Гааз получил должность штадт-физика: сегодня бы его назвали главным врачом города. Его идеей было введение новой должности — врача неотложной помощи. Гааз хотел наладить помощь внезапно заболевшим горожанам, увеличить число коек для нуждающихся. Идеи Фёдора Петровича не нашли поддержки у руководства города. Поняв тщетность продвижения «излишних и бесполезных» идей, Гааз сам покинул высокий пост.

Однако великий доктор не оставил своих идей. Гааз стал главным тюремным врачом столицы, а в 1843 году возглавил больницу для «чернорабочего класса людей». Спустя два года под его началом открылась Полицейская арестантская больница для бесприютных. Именно она стала первым местом, где можно было получить неотложную помощь. Денег, выделяемых полицейским управлением, хватало лишь на питание пациентов. В больнице было 150 коек, но Гааз принимал всех нуждающихся, размещая их даже в своих личных комнатах. Деньги на лекарства и содержание больницы Гааз просил у благотворителей и не жалел на это собственных. После смерти Фёдора Петровича не нашлось средств даже на его похороны. Всё, что обнаружили в комнатах Гааза — книги, поношенная одежда и подзорная труба.

После смерти Гааза прозвали святым доктором. Он скончался в 1853 году, а следующий серьёзный шаг в создании системы скорой помощи смогли сделать лишь 45 лет спустя. В 1898 году в Москве были запущены две кареты «Скорой помощи». Бригады из доктора, фельдшера и санитара выезжали на вызовы с улицы — в «неотложку» могли позвонить только полицейский, дворник или ночной сторож.

Династия Пучковых: от первых вакцин до машин «неотложки»

Однако традиции Гааза в больнице, которую стали именовать Александровской, сумели сохранить: на её базе была создана Пастеровская станция. Здесь доктор Сергей Васильевич Пучков стал делать прививки от бешенства: за вакциной съезжались тысячи укушенных не только из Москвы, но из Калуги, Касимова, Ржева. Позже Пучков стал главным врачом Полицейской больницы, участвовал в создании трёх важнейших медицинских учреждений столицы: Морозовской детской, Алексеевской глазной и 3-й городской инфекционной больниц.

В 1910 году Сергей Васильевич выпустил книгу «К характеристике доктора Гааза». В тот момент сыну Пучкова Александру было 23 года, он заканчивал обучение на медицинском факультете Московского университета.

Младший Пучков, как и его отец, успел поработать в Красном кресте в период Первой мировой войны, а во время Гражданской войны он был начальником двух военно - санитарных поездов. В 1921 году Александр Пучков возглавил Центропункт в Москве. Работа этой лечебно-эвакуационной службы сыграла решающую роль в борьбе с эпидемией тифа: команда Пучкова перевезла свыше 700 000 больных. Весь опыт работы с пациентами, нуждающимися в неотложной помощи, Александр Сергеевич Пучков использовал при становлении Станции скорой помощи в Москве. Он возглавил это учреждение в 1923 году, а несколькими годами позже сумел открыть первую в мире службу неотложной помощи для заболевших на дому и отделение неотложной психиатрической помощи. Пучков-младший руководил Станцией до самой смерти в 1952 году. Помимо прочего, он успел модернизировать автомобили для «Скорых»: Александр Сергеевич контролировал всё — от формы и высоты кузова до визуального оформления машин.

Примерно столетие понадобилось трём врачам, чтобы создать столичную систему скорой и неотложной помощи в её современном виде. Великие доктора подхватывали начинания друг друга и смело продвигали собственные новаторские идеи. Но главное, все они верили в одно — нужно спешить делать добро. Эта вера спасала жизни миллионам людей.