103
Бесплатно с мобильного
112

Более века в составе силового ведомства-4 (Портрет врача полиции)

/ Более века в составе силового ведомства-4 (Портрет врача полиции)

Более века в составе силового ведомства-4 (Портрет врача полиции)

Мы завершаем публикацию материалов о московской медицинской полиции попыткой нарисовать портрет врача. Так каким же он был  - врач московской полиции? Используя архивные источники,  мы представили среднестатистического лекаря полицейского участка города Москвы XIX века.  И вот что из этого получилось.

1. Возраст - от 35 до 50 лет.

2. Происхождение - из духовного сословия (или  из мещан,  купеческого сословия, из дворян, из семьи военнослужащих, из семьи иностранцев, принявших российское подданство).

3. Образование - медицинское (окончил Медицинский факультет  Университетов: Московского, Дерпского, Казанского, Виленского  или других,  с дипломом лекаря  и правом на самостоятельную медицинскую деятельность).

4. Военная служба - как правило, от 6 и более лет служил в Императорской армии или на флоте, где занимал штатную должность лекаря.

5. Знаком с медицинским законодательством и делопроизводством, имеет познания и практику в области медицинских и смежных дисциплин, в т.ч. эпидемиологии, социальной гигиены, токсикологии, судебной медицины, ветеринарии и других.

6. Знает один или два иностранных языка, не считая латыни.

7. Наличие классного чина согласно табеля о рангах - как правило,  от  9-го (титулярный советник) до  5-го класса (статский советник).

8. Семейное положение - женат, имеет от двух до пяти детей.

9. Проживает на казенной жилплощади при полицейском доме, или  в квартире по найму (редко - в собственном доме).

10. Ежемесячный доход - 80-100 рублей (на наши современные деньги   это примерно   67 100 - 83 800 руб.).

Для  подтверждения  указанной  характеристики приводим данные из  следующих архивных документов:

- из списка врачей, подготовленного старшим врачом полиции по запросу обер-полицмейстера Москвы для последующего внесения сведений в составляемый при Департаменте Геральдии правительствующего Сената адрес-календарь на 1885 год;

- из доклада Комиссии общественного здравия в 1874 году об обязанностях чинов Врачебно-полицейского управления;

- из  отчета старшего врача московской полиции о работе за 1905 год.

Из первого документа следует, что из 22  врачей, в 1884 году имели чин статского советника 8 человек,  4 - коллежского советника, 4 - надворного советника, 1 - титулярного советника, 9 человек таких чинов не имели. 12 врачей проживали на казенной жилплощади при полицейских домах, 10 - на квартирах по найму.

Из второго документа мы узнаем, что служебные обязанности полицейских врачей (их еще называли частными врачами) были разнообразны и многочисленны и состояли их четырех отделов:

1.    Отдел занятий врачебно-практических.

2.    Отдел медико-полицейский.

3.    Отдел судебно-медицинский.

4.   Канцелярский отдел (переписка, ведение книг, составление отчетов, ведомостей).


Первый отдел предполагал заведование приемными покоями и оказание медицинской помощи. Полицейские врачи в приемных покоях действовали точно так же, как врачи- ординаторы в больницах под наблюдением старшего врача. При пожаре или другой чрезвычайной ситуации врач вместе с фельдшером также обязан был быть при своей части для немедленного подания пособия обгоревшим, ушибленным, задавленным и т.п. Результаты осмотров направлялись старшему врачу. Начальство и обыватели требовали от врача готовности немедленно явиться по первому требованию к больному. За неисполнение этих требований закон  угрожал денежными штрафами, вычетом времени их службы, арестом от 7 дней до 3-х месяцев и, наконец, отрешением от должности. Всем было хорошо известно, что при надобности во враче во всех внезапных и несчастных случаях (травмы, отравления и т.д.), а также  в ночную пору необходимо было обращаться в ближайшую полицейскую часть, зная,  что полицейский врач не смеет не поехать, то есть вся ночная практика лежала исключительно на полицейских врачах. Кроме того  у врачей полиции были командировки по разным ведомостям, наряды в разные места (в рекрутское присутствие, в окружной суд, к эшафоту) и другие поручения. Из-за служебной занятости от 12 до 14 часов в сутки полицейские врачи, как правило, не обзаводились частной практикой.   

Из отчета старшего врача, который  изложен на 28 страницах рукописного текста и включает 4 раздела текстовых сведений и 13 таблиц, мы узнаем о проделанной за 1905 год работе в 16 полицейских частях города: Городской, Тверской, Мясницкой, Пятницкой, Якиманской, Арбатской, Пречистенской, Хамовнической, Пресненской, Сущевской, Сретенской, Мещанской, Яузской, Басманной, Рогожской и Лефортовской.


Начинается отчет сведениями о кадрах, приведем их дословно:

Сведения о кадрах по состоянию на 1 января 1905 года.

         Состояло:

         - старший врач полиции - 1;

         - врачи высшего оклада – 15;

         - врачи низшего оклада – 6;

         - акушеры штатные – 1;

         - фельдшеры штатные – 32;

         - повивальные бабки штатные – 16;

         - повивальные бабки сверхштатные – 5.

         Вновь определены на должности - 1 (врач низшего оклада);

         Назначены - 1 (врач высшего оклада);

         Переведены - 1 (врач высшего оклада);

         Уволено - 2 (врач низшего оклада -1, фельдшер -1);

         Призваны на действительную воинскую службу - 9 (врачи высшего оклада - 2, фельдшеры - 7).

         Умерли - 1 (врач высшего оклада).


Число  медицинских работников в Москве, не считая военных и полицейских (придомных, уездных, тюремных, железнодорожных, при учебных заведениях, земских, вольнопрактикующих):

         - врачей 1289 (в том числе 21 женщина);

         - фельдшеров - 309;

         - младших медицинских работников - 150;

         - повивальных бабок - 357.

         Далее следует информация о состоянии санитарного надзора за:

         - фабриками и заводами (1696 объектов, из них осмотрено в течение года 790);

         -дворов (940), бань(41), меблированных комнат (210), частных домов (15), кладбищ (22);

         - продовольственных объектов (2466, осмотрено - 7 402);

         - парикмахерских (177, осмотрено - 131);

         - число заведений искусственных минеральных вод (25, осмотров 28);

         - аптекарских магазинов, лавок по продаже медикаментов (245, осмотров 336);

Далее представлена информация о собственно медицинской деятельности Врачебно-Полицейского Управления:

         - число больных и пострадавших, обратившихся в приемные покои за поданием медицинского пособия (амбулаторных, в их числе главным образом по скорой и неотложной медицинской помощи) - всего 36 573, из них мужчин - 26 159, женщин - 10 364;

         - число случаев отравлений - 166;

         - число больных, лечившихся в приемных покоях полицейских домов в течение года - прибыло 426 (269 мужчин, 157 женщин); отправлено в больницы - 298 (201 мужчина, 97 женщин); выздоровели - 204 (150 мужчин, 54 женщины); умерли - 25 (17 мужчин, 8 женщин);

         - число больных, пользованных врачами полиции в частных квартирах - 6 802, в том числе, мужчин - 3 923, женщин - 2 879;

         - судебно-медицинских исследований произведено 910, в том числе осмотров 608, вскрытий 302, врачами выдано  9 553 судебных листа;

         - особые поручения: освидетельствовано на предмет умственных способностей 77 мужчин и 34 женщин, освидетельствовано на предмет   состояния здоровья 25 пожарных и городовых;

         - из отчета акушера города: принято родов - 362, из них правильных - 300, неправильных - 32, выкидышей 30, двойней - 10, произведено операций - 25, родилось мальчиков 150, девочек - 182; освидетельствовано по разным поводам всего 153 женщины, число случаев изнасилований 48, выдано 22 свидетельства по разным поводам.

Указанные документы, характеризующие  деятельность медицинской полиции, позволяют судить об объеме выполняемых мероприятий,  приоритетах в их работе, наглядно иллюстрируют портрет врачей московской медицинской полиции в XIX веке.

В заключении, для придания большей реальности  нашей публикации, расскажем о конкретной личности - враче Мясницкой полицейской части Дмитрии Павловиче Кувшинникове. Помимо своей работы, он был заядлым охотником. А поскольку был дружен с известным русским художником-передвижником Василием Григорьевичем Перовым, оказался увековечен в образе  рассказчика на картине "Охотники на привале". Картина была написана в 1871 году. На ней изображены три охотника, которые ведут между собой разговор. Картина хорошо передает  психологические портреты героев: один из них (слева) — пожилой, опытный охотник, видимо, из оскудевших дворян с увлечением и страстью рассказывающий о своих охотничьих "подвигах", второй (на втором плане) — средних лет, в русской крестьянской одежде, недоверчиво и с ухмылкой слушающий охотничьи байки своего собеседника, третий (справа) — одетый "с иголочки" доверчивый молодой человек, с трепетом выслушивающий россказни первого охотника, настолько заморочившими его, что он даже забывает зажечь папиросу в правой руке заготовленным в левой огоньком. Вся эта сцена происходит на фоне довольно мрачного осеннего пейзажа, что вносит тревожный оттенок в её комическое содержание. Любопытно также сочетание в картине и жанровой бытовой картины, и  пейзажа, и натюрморта из охотничьих вещей и дичи.  Охотоведы отмечают несуразицы в предметах - например, рожок используется для псовой охоты, когда зверя загоняют собаки, и бесполезен для ружейной. Считается, что они нарисованы намеренно и тем самым подчёркивают атмосферу охотничьей небылицы.

Одним из друзей Д. П. Кувшинникова был врач и художник-любитель Василий Владимирович Бессонов, который и стал прототипом охотника-скептика. В образе молодого охотника автор картины изобразил 26-летнего Н. М. Нагорнова — друга и коллегу Кувшинникова и Бессонова. После того, как картина была написана и экспонировалась на первой передвижной выставке, имя Д. П. Кувшинникова стало популярным в литературных, художественных и театральных кругах. Его квартира в Малом Трёхсвятительском переулке стала местом, где собирались писатели, художники, артисты. Здесь часто бывали В. Г. Перов, А. П. Чехов, И. И. Левитан, В.А. Гиляровский.

Супруга Д.П. Кувшинникова Софья Петровна, познакомившись с Левитаном, стала его Музой. А.П.Чехов, положив в основу их отношения, написал знаменитый рассказ "Попрыгунья": легкомысленная, витающая в эмпиреях дамочка,  закрутила роман с блестящим художником, в то время как настоящим героем оказался её скромный супруг-врач (в рассказе - Дымов) – который погибает, спасая от дифтерита больного ребёнка. В отличие от Дымова - героя рассказа Чехова, Дмитрий Павлович Кувшинников скончался своею смертью. Хотя много полицейских врачей погибло не в свой срок на служебном посту: ведь их служба это не только проведение судмедэкспертиз и преписка. Они отвечали за санитарно- эпидемиологическую  обстановку в столице и были первым заслоном на пути эпидемий.


Использованные источники:

1. Смирнова Е.М. "Медицинские чины" в российской провинции (XVIII - середина XIX вв.). №2,2011. С.6-19. Научная электронная библиотека Elibrary.ru.

2. ЦИАМ ф.179, оп.23, д.33. Об определении нового штата врачебно-полицейского управления в гор. Москве, 1874 г.

3. ЦИАМ ф.46, оп.2, д.243. Список всем штатным и сверхштатным врачам Московской полиции, 1884 г.

4. ЦИАМ ф.1, оп.2, д.2938. Краткий отчет старшего врача Московской полиции,1906 г.

 

Одним из друзей Д. П. Кувшинникова был врач и художник-любитель Василий Владимирович Бессонов, который и стал прототипом охотника-скептика. В образе молодого охотника автор картины изобразил 26-летнего Н. М. Нагорнова — друга и коллегу Кувшинникова и Бессонова. После того, как картина была написана и экспонировалась на первой передвижной выставке, имя Д. П. Кувшинникова стало популярным в литературных, художественных и театральных кругах. Его квартира в Малом Трёхсвятительском переулке стала местом, где собирались писатели, художники, артисты. Здесь часто бывали В. Г. Перов, А. П. Чехов, И. И. Левитан, В.А. Гиляровский.

Возврат к списку